• Рассказы капитана
  • Не Боги горшки обжигают
  • Тихоокеанские каникулы
  • Ошибка
  • Возвращение к себе
  • Матросский вальс
  • Приключения Дикки
  • Россыпь(НОВ.)
  • Заметки на полях...
  • Полярная рапсодия
  • Фотоальбомы
  • Камбуз
  • Рыбалка-дело тонкое!
  • Каталог
  • Гостевая "Кубрик"
  • РЕКЛАМА

    Ошибка

    (Криминальная история со счастливым концом)

    Самолет коснулся бетонной полосы и, взревев турбинами, начал тормозить. Народ стал вставать с мест, доставать с полок кейсы, сумки, пиджаки. Вырулив на стоянку, самолет замер, турбины затихли. Ждать долго не пришлось. Стюардесса открыла дверь, и к ней почти сразу подкатился трап.

    - Вот и все, - сказала Надя, - закончилось наше путешествие.

    - И продолжилась наша с тобой жизнь, долгая и счастливая, - продолжил Александр.

    - Правда? Ты обещаешь?

    - Правда. Обещаю. А ты?

    - А уж как я обещаю… Изо всей моей силы!

    - Вот сейчас приедем домой, и посмотрим, как ты умеешь держать слово, - подмигнув, сказал Александр.

    - Тебе бы только это, - покраснев, засмеялась Надя.

    - Ты против?

    - Не-а!

    - Вот и славненько, где тут у нас автобус в город останавливается?

    В автобусе Надя прижалась к Александру и закрыла глаза. В полудреме ей вспоминалась их, не долгая пока, совместная жизнь. Свадьба… Все было так красиво, так здорово. Друзья Александра, такие же чокнутые программисты, как и он сам, развешали по всей квартире смешные плакаты. Мама Александра практически просидела весь вечер, промокая платочком глаза. Надя понимала причину этого.

    Без сомнения, она не такую пару желала своему сыну… Кто такая Надя? Обычная детдомовская девчонка. Когда разбились ее родители, ей было всего-то десять лет. Никого из родных у нее не было. Квартиру опечатали, а ее отвезли в детский дом. Надя хорошо помнила тех, кто ее вез. Женщина, очень строгая на вид, совсем не пугала Надю. По ее взгляду девочка безошибочно видела ту боль, которая была у женщины внутри. Она не знала, относится ли эта боль к ней, к Наде, но то, что она была, как-то успокаивало. Надя интуитивно понимала, что плохого эта женщина не сделает. Мужчина запомнился в общем, без деталей. Он был весь какой-то никакой. Все в нем было никакое – и одежда, и лицо, и слова…

    Про жизнь в детдоме Надя не любила вспоминать. Ей многое пришлось там понять, но главное, что она поняла – это то, что в жизни нужно быть сильной и смелой, никого и никогда не бояться. Ничто плохое к ней так и не пристало. Ни курить она не научилась, ни пить. Суровый детдомовский люд быстро понял, что связываться с ней не стоит, вот и жила она сама по себе, не допуская к себе никого. В институт поступила легко, училась тоже без натуги. Привычка к полной самостоятельности, да добавка в стипендии в виде подработки на соседнем почтовом отделении, помогли ей выжить и закончить институт.

    Александр был первой любовью. Она до мельчайших подробностей помнила их первую встречу. Надя работала экономистом и, когда к ним пришел программист, чтобы установить новую программу, она почему-то сразу поняла, что это пришла ее судьба. Они не обменялись ни одним словом кроме необходимых по работе фраз, но по окончании работы она увидела его на выходе. Он помахал ей рукой, и она сделала то же самое, немало удивившись тому, как легко и естественно это у нее получилось.

    А потом они, не говоря ни слова, просто пошли, куда глаза глядят. Долго гуляли, болтая о чем угодно, зашли в кафешку, съели мороженое. А на прощанье, у подъезда ее дома, он неумело чмокнул ее, правда тогда она еще не знала, умело это было сделано или неумело, так как ее никогда до этого не целовали. Все это было настолько здорово и необычно, что Надя даже испугалась – разве так бывает?

    Продолжалось это несколько месяцев, пока однажды Александр не сказал ей, что хочет познакомить ее со своей мамой.

    - Зачем? – спросила Надя.

    - Как зачем? Я же не могу жениться на тебе, не познакомив с мамой, - спокойно сказал он.

    - А ты хочешь на мне жениться? – спросила Надя.

    - Конечно. Ты - против?

    - Нет. Я– за.

    На следующий день Надя надела свое самое нарядное платье, и после работы они пошли к Саше. Надя с первых же минут все поняла. Женщина всегда понимает женщину в этих делах. Александр, как мог, сглаживал ситуацию, да и Надя тоже старалась быть как можно любезней и спокойней. На все расспросы отвечала спокойно, хотя некоторые из них можно было расценить как агрессивные… Провожая Надю домой, Александр сказал ей, что теперь еще больше любит ее, посмотрев, как она держится в такой сложной ситуации.

    Свадьба состоялась через месяц, когда оба они ушли в отпуск. Гуляли скромно. У нее подруг не было, у него тоже, как оказалось, не особенно много друзей и родственников. Все гости вполне уместились у них дома. После свадьбы молодожены поехали к ней. Впервые после гибели родителей, ее квартира встречала мужчину…

    А через неделю они поехали в свадебное путешествие. Это была всего-навсего поездка по профсоюзной путевке в затрапезный Дом отдыха на берегу моря, но для них это время, проведенное в отдельном номере, вдали от мира, было самым романтическим, что случалось до сих пор в их жизни, а растрескавшееся, давным - давно не ремонтированное здание казалось сказочным дворцом!.

    Первое время они почти не выходили из номера, не в состоянии утолить голод друг по другу. С неистовостью и даже какой-то исступленностью они изучали друг друга, наслаждаясь и болью, и радостью свалившегося на них счастья, изводя соседей противным скрипом кровати-развалюхи.

    А потом началась их семейная жизнь. Все было уютно и спокойно, как и в самом начале, и как бы само собой выстраивалось в то, что нравилось им обоим. Незаметно летели месяц за месяцем, и незаметно прошел год. Отпуск решили провести у моря, и это тоже получилось легко и спокойно – в профкоме ему дали путевку, а для Нади они купили путевку сами. Это было как второй медовый месяц.

    Иногда Надя думала обо всем этом и никак не могла понять – за что ей такое счастье? Что она такого хорошего в жизни сделала, что ее так наградили? Не найдя ответа на этот вопрос, Надя успокоилась и просто продолжала жить так, как умела и как привыкла.

    Через пару дней после возвращения, они вышли на работу. В один из дней Надя возвращалась с работы одна. Ей пришлось задержаться на пару часов. Они договорились, что Александр заедет в магазин и будет ждать ее дома.

    - Приготовлю что-нибудь вкусненькое, - сказал он по телефону, - но ты, возможно, этого вкусненького не получишь!

    - Это почему же?

    - А потому, что тебе придется очень сильно постараться, чтобы понравиться мне! И тогда я даже сам накрою и подам все!

    - Так я постараюсь!

    - Правда? А ты сильно постараешься?

    - Так сильно, что и не уверена, останутся ли у тебя силы подать мне что-нибудь!

    - Дразнишься? Смотри же, я сделаю вид, что поверил! Но придешь – на слово не поверю!

    - Ладно уж, - смеясь, сказала Надя, - мне еще работать, а я чувствую, что моя работоспособность уже практически на нуле.

    С работы Надя буквально неслась, в предвкушении замечательного вечера. Нажав на звонок, она замерла, улыбаясь во весь рот и гадая, в каком виде он ее встретит. Дверь, однако, не открывалась. Надя позвонила еще, нажав на звонок несколько раз. Снова тишина в ответ.

    «Наверное, не пришел еще. Странно…» - подумала она и достала из сумочки ключ.

    Ключ не поворачивался. Надя попробовала сильнее надавить, но он был неподвижен. Тогда Надя нажала на ручку замка. Дверь оказалась не запертой.

    - Саша, ты здесь? Это ты так шутишь? – уже с тревогой в голосе спросила она. Ответа не последовало.

    - Не пугай меня, Саш… - сказала на всякий случай Надя, уже не сомневаясь в том, что дома его нет.

    Раздевшись, Надя прошла на кухню и поставила чайник. Мысли лихорадочно крутились в голове. Что с ним случилось? Почему его до сих пор нет? Ей почему-то захотелось заплакать. Она вошла в комнату и села на старый стул с гнутой спинкой, стоящий у такого же старого стола с массивной круглой столешницей и резными ножками. Тут же ее взгляд упал на листок бумаги, лежащий на белой кружевной салфетке в центре стола.

    Схватив его дрожащей рукой, Надя стала читать, от волнения с трудом вникая в смысл слов. «Все кончено. Мне все надоело. Я ухожу от тебя. Не пытайся меня искать. Саша»

    Слезы сами собой покатились по щекам. Она вновь и вновь вчитывалась в слова, пытаясь сложить их в одну стройную и понятную мысль, но она никак не складывалась. Что кончилось? Что надоело? Куда уходит? Почему? Не выдержав такого напряжения, Надя бросилась на диван и громко, в голос разрыдалась, содрогаясь в конвульсиях.

    Вскоре рыдания затихли, и Надя задремала, однако сон был очень коротким и тревожным, больше похожим на обморок. Очнувшись, Надя встала и, словно зомби, пошла на кухню. Чайник уже остыл, и она включила его вновь. Налив себе чаю, она вернулась в комнату.

    Все это время в голове была одна мысль - «Не может быть!». Ее Александр не мог сделать такое. Не мог он так с ней поступить. Она бы почувствовала, если бы между ними что-то было не так. Нет, все было не так. Она чувствовала это. Читая записку, она вновь и вновь ощущала холод, идущий от нее. Она не чувствовала Александра в ней. Не мог он так написать. Он бы написал иначе, если бы что-то было не так… Постепенно мысль оформилась. Это не он писал. С ним что-то случилось… Надя решительно подошла к телефону, стоящему на тумбочке в прихожей. Рядом с телефоном лежал большой конверт. Надя точно знала, что в ее доме никогда такого не было. Сняв трубку, она другой рукой взяла конверт. Он был пуст.

    - Служба «02», слушаем вас. Что у вас случилось?- раздался женский голос.

    - У меня пропал муж.

    - Как пропал? Когда?

    - Три часа назад ушел с работы и не вернулся.

    - Женщина, вы понимаете, что говорите? Если каждая, у которой муж на пару часов позже обычного вернулся, станет нам звонить…

    - Извините, - перебила ее Надя и положила трубку. Она прекрасно понимала, что эта женщина права, но все ее существо требовало действий… Все, что она знала – это то, что он не мог уйти так вот, без вещей, в чем был…

    - Стоп, - сказала она вслух, - почему не мог?

    А если мать ему позвонила… Мало ли что могло случиться… Сердце, давление… Набрав номер свекрови, Надя замерла, вслушиваясь в гудки вызова.

    - Здравствуй, Наденька! У вас все хорошо? Как Саша, здоров? Позови его к телефону.

    - У нас все хорошо, Елена Михайловна, Саша сейчас не может подойти, его нет дома.

    - Как нет, а где он? – обеспокоенно спросила свекровь.

    - Не волнуйтесь, все хорошо, он выехал по заданию, где-то что-то настраивает, - стараясь сохранить бодрый голос, сказала Надя.

    - А когда вернется?

    - Не знаю. Наверное, через несколько дней.

    - Странно, не позвонил мне… Ну, да ладно, как вернется – пусть сразу же позвонит. Хорошо?

    - Хорошо, он обязательно позвонит, - ответила Надя, сдерживая слезы из последних сил.

    Не в силах оставаться одной в квартире, Надя решила выйти на улицу, к людям. Она подошла к шкафу, чтобы взять джинсы, открыла дверцу… В шкафу не было ни одной Сашиной вещи. Надя металась от шкафа к прихожей, от прикроватной тумбочки к ванной. Нигде не было ни одной вещи мужа. Неужели все-таки сам…

    В полном смятении, Надя вышла на улицу. Солнце только село и начинались долгие питерские сумерки. Надя шла, куда ноги несли. Она понимала, что прежде всего, нужно успокоиться и обдумать все как следует. Получалось это с трудом. Мысли никак не хотели оформляться во что-то стройное, разбегаясь в разные стороны.

    Очнулась она далеко от своего дома, у входа в кинотеатр. Не думая о том, что и зачем она делает, Надя подошла к кассе, взяла билет и вошла в зал.

    Людей было очень мало. Надя почти не вникала в то, что происходило на экране. Вскоре она почувствовала, что странным образом, без каких-либо усилий успокаивается. Не было уже нервной дрожи, да и мысли уже не метались тиграми по клетке, а спокойно нанизывались одна на другую. Содержание фильма шло мимо ее сознания до того самого момента, когда на экране возникла сцена, в которой героиня упрашивала гадалку погадать ей на суженого.

    Надя резко встала и пошла на выход. Она уже знала, что ей нужно делать! Подойдя к первому же попавшемуся на пути газетному киоску, она купила с десяток газет с разными объявлениями и почти бегом пошла домой.

    Дома Надя засела за сортировку объявлений. Одни пропускала, другие вырезала ножницами. Затем она рассортировала вырезанные объявления по стопкам, и часть из них выбросила. Через час перед ней лежало несколько бумажек с объявлениями. Взяв стул, Надя поставила его рядом с тумбочкой и взяла трубку.

    Первый же звонок немножко выбил Надю из колеи. Подняв трубку, тот, кто был на другом конце, не спешил отвечать, раздраженно выговаривая кому-то басом.

    - ...ну и что, ты сам не смог? Мне что, за тебя работать? Все. Иди и сделай! Иначе поговорим по-другому! - Да, я слушаю! - дошла очередь до Нади.

    - Простите, это вы можете вернуть сбежавшего мужа? - с трудом заставила себя сказать Надя.

    - Да, могу. Давай, приезжай и все обговорим.

    - А адрес? Куда ехать?

    - Значит, так... Выходишь на остановке автобуса № 43 у цирка и ждешь. В правой руке держи какой-нибудь журнал. Все поняла? Давай, через час! Да, про деньги-то не забудь. У нас не благотворительное общество. Все, будь!

    Ошеломленная столь брутальным, бесцеремонным оборотом, Надя неподвижно сидела какое-то время, а затем взяла ручку и решительно вычеркнула первую строчку в своем списке. Нырять в такой водоворот она не была готова.

    - Здравствуйте, вы позвонили в поисковое бюро госпожи Инги. Спасибо вам за звонок и мы рады выслушать вас, - произнес приятный женский голос явно заученную фразу.

    - Простите, вы и вправду можете помочь найти пропавшего человека?

    - Да, конечно. Это наша работа и мы ее очень хорошо и качественно исполняем. Претензий не было.

    - А что для этого нужно?

    - Нужно приехать к нам и все рассказать. С собой нужно привезти фотографию пропавшего человека и что-нибудь из его личных вещей.

    Бюро находилось довольно далеко, и Надя решила поехать туда завтра. Вернувшись домой, она отобрала из сделанных в Доме отдыха фотографий пару наиболее интересных и положила их вместе с запиской в большой конверт, неизвестно откуда взявшийся на прикроватной тумбочке.

    С личным предметом было хуже... Надя рыскала по квартире, но, к своему большому удивлению, не смогла найти ничего! Сев на стул в кухне, она задумалась. Как такое может быть? Человек жил здесь больше года. Как любой мужчина, он разбрасывал свои вещи, совершенно не задумываясь о том, что убирать их за него будет она. Ну, да Надя не сердилась. Ей было даже приятно делать это. Что ее раздражало иногда - он никогда не закрывал тюбик с зубной пастой. Она несколько раз говорила ему об этом, но он только улыбался в ответ, но каждое утро, зайдя в ванную, она видела открытый тюбик...

    Вспомнив это, Надя вздохнула. Сейчас бы она с удовольствием закрыла за ним тюбик, без единого слова...

    - Стоп! - тут же сказала она себе и кинулась в ванную, где только что рыскала в поисках его вещей.

    Так и есть - тюбик с зубной пастой стоял в стаканчике. Пробка была аккуратно закручена. Если бы не обычные для него белые следы брызг на голубой стеклянной раковине, Надя подумала бы, что муж утром не пользовался пастой...

    Присев на край ванны, Надя попыталась осмыслить обнаруженное. Он встал, умылся, почистил зубы и... закрыл тюбик. Что это? Мысль о том, что он наконец-то перевоспитался, она отмела сразу. А что бы еще это могло означать?

    "А вот что, - подумала она - это не он закрыл тюбик! Он сделал все как всегда и вышел, а уже потом кто-то пришел и, собирая его вещи, машинально закрыл тюбик!"

    Поняв, что наконец-то можно ухватиться хоть за какую-то ниточку, Надя каким-то новым, совершенно неизвестным ей ранее чутьем , поняла, что в квартире обязательно должны быть еще какие-то следы! Нужно только вспомнить, какие еще привычки мужа она знает!

    «Так, - лихорадочно соображала она, - рубашки, брюки, майки, трусы, носки, платки… Есть! Носовые платки!»

    Надя еще с самых первых дней совместной жизни отметила эту его привычку. Носит в кармане платок, практически не пользуясь, а потом, не задумываясь, меняет его на новый, а этот - в мусорное ведро на кухне.

    Надя кинулась на кухню. Открыв дверцу под мойкой, достала ведро. «Вот он, мой хороший!» - мысленно воскликнула Надя. В ведро еще не успел попасть обычный домашний мусор, поэтому аккуратно свернутый носовой платок лежал в пластиковом мешке в гордом одиночестве.

    «Ой, какая же я умная!» - подумала Надя и, проходя мимо зеркала, послала себе воздушный поцелуй.

    Надя была уже почти уверена в том, что все у нее получится, и она найдет, спасет своего любимого! В том, что его нужно спасать, она уже не сомневалась.

    Остаток дня и вечер Надя провела у телефона, обзванивая больницы и морги, прекрасно понимая тщетность и даже некоторую глупость этого занятия. Идти в милицию и рассказывать, что пропал муж, а вместе с ним – все его вещи… Только их ехидных слов и двусмысленных улыбок ей и не хватало сейчас…

    Ночь Надя спала беспокойно. Часто просыпаясь, долго не могла уснуть. Лежа с широко раскрытыми глазами, она всматривалась в тени на потолке от уличных фонарей и пыталась угадать в них очертания чего-нибудь знакомого. Ей с детства почему-то казалось, что однажды она увидит что-нибудь такое, что переменит всю ее жизнь. Ничего, однако, не происходило, и в этом переплетении полутеней ничего не появлялось, не привлекало внимание.

    Думать о том, что сейчас происходит с мужем, она не могла, потому что тогда слезы катились сами собой, и она начинала представлять себе такие страшные сцены, что даже в полудреме это было слишком тяжело для нее. Отметая эти мысли, она уговаривала себя, что ничего страшного не случилось, что все устроится, Саша найдется и все будет хорошо…

    Проснулась она ровно в восемь. Решительный настрой Надя подкрепила контрастным душем и крепким кофе с бутербродом. Набросав на лицо минимальный макияж, она оделась, присела на дорожку и, мысленно дав себе команду «Вперед!», решительно шагнула на лестничную площадку, с силой захлопнув за собой дверь.

    Глядя на то, как решительно и смело, с гордо поднятой головой, она шла по улице, никто на всем белом свете не смог бы догадаться, куда и зачем она идет! Весь ее вид, светло-каштановые, спадающие почти до пояса и взлетающие при каждом шаге волосы, летящая походка и легкое, бьющееся волнами вокруг крепких загорелых ног, платье хорошо скрывали ее испуганное и немного растерянное, но готовое на подвиги сердечко, а оно трепетало все сильнее и сильнее. Машинально меняя автобус на метро, метро на автобус, она шла к цели.

    Обычный питерский двор. Ничего особенного. Сверившись с адресом, Надя вошла в подъезд. На первом этаже - две совершенно одинаковые двери. Надя остановилась в изумлении, пытаясь понять, в какую ей нужно входить. Небольшая, сверкающая позолотой вывеска с гравировкой «Г-жа Инга» висела точно по центру небольшого, с полметра пространства между ними. Кнопки звонков располагались совершенно симметрично.

    «Была-не была», - подумала Надя и нажала на кнопку у правой двери. За дверью раздался мелодичный звон. Почти одновременно щелкнул дверной замок, но дверь никто не открывал. Тогда Надя потянула за ручку и дверь поддалась.

    Перед ней был довольно просторный холл, освещаемый лишь двумя весьма слабыми светильниками на стене. Посреди холла стоял небольшой письменный стол, за которым сидела строгого вида пожилая женщина в очень больших очках, что делало ее чуточку похожей на стрекозу. Это впечатление усиливала и светлая, неизвестно как прилетевшая из середины прошлого века, классическая «бабетта» на ее голове.

    Холл был какой-то странный… Стены были задрапированы плотной тканью с рисунком в виде полос и разводов. Попытки глаз зацепиться за что-то сразу же срывались, и взгляд как бы соскальзывал к следующей и следующей детали… Единственное, к чему взгляд стремился – это стол со «Стрекозой».

    Платье на ней было совершенно непостижимым образом такое же, как и стена… Взгляд цеплялся только за ее лицо и за то, что лежало на столе – две книги с толстыми кожаными обложками. Тиснение на коже было довольно сильно потерто.

    - Здраствуйте, - тихо сказала Надя.

    - Здравствуйте. Присаживайтесь, пожалуйста, - предложила Наде Стрекоза, указывая на большой мягкий стул.

    - Я… - начала было Надя, но Стрекоза жестом остановила ее.

    - Все, что будет нужно, вы скажете госпоже Инге. Я только лишь зарегистрирую вас.

    - Хорошо, - ответила Надя.

    - Итак, вы у нас – правая, - сказала женщина и взяла журнал, лежащий по ее правую руку.

    - Какая я? - переспросила Надя.

    - Правая. Разве вы не в правую дверь вошли? - с ноткой раздражения ответила женщина, приподняв рукой очки.

    - Да… - ответила Надя и, оглянувшись, увидела, что за спиной у нее две совершенно одинаковые входные двери, - а за…

    - Это очень важно, - перебила ее Стрекоза, - для госпожи Инги, знать какая вы, правая или левая.

    С этими словами она стала что-то быстро писать в книгу. Ни имени, ни фамилии она не спрашивала. Не интересовал ее и адрес Нади.

    - Я пришла…, - начала было Надя, но Стрекоза вновь остановила ее жестом.

    Через минуту – другую она закончила писать и закрыла книгу.

    - Теперь вы можете идти. Госпожа Инга ждет вас. – Стрекоза встала и указала Наде на дверь в паре метров от стола, которая почти не выделялась на общем фоне.

    Стрекоза не пошла с ней. Надя сама открыла дверь и ее ослепил белый свет. Шагнув, она оказалась как будто на облаке. Все в очень большой комнате было белым… Белые драпировки были не просто белыми, а какими-то снежно-белыми. Пол был такой же, почти сливаясь со стенами. В глубине комнаты, за низким, тоже белым столиком, сидела женщина во всем белом. Во всей комнате глазу не за что было зацепиться кроме ее лица! Яркие софиты заливали комнату белым светом.

    - Здравствуйте. Проходите, не пугайтесь - очень приятным голосом сказала женщина, - я и есть госпожа Инга. Я сразу поняла, что вы – правая. Еще когда вы позвонили вчера, я это поняла. Присаживайтесь.

    - Зд-дравствуйте, - сказала совсем растерянная Надя и присела на мягкий пуфик у стола. В своем цветном наряде она чувствовала себя в этом белом мире совершенно обнаженной, даже как будто вывернутой на изнанку…

    - Итак, у нас ушел муж…

    - А по…, - начал было Надя, но госпожа Инга улыбнулась и покачала головой.

    - Нет, Надечка, поверьте - он сам ушел. Она просто пришла и взяла его.

    - Кто? – выдохнула Надя.

    - Та, которая закрутила колпачок в тюбике и которая абсолютно случайно оставила свой конверт на тумбочке. Разве вы не почувствовали, что на конверте аромат не ваших духов?

    Надя поднесла конверт к лицу и совершенно явственно ощутила пряный, не очень приятный запах. Ей никогда не нравились такие, с тяжелыми тропическими нотами, духи. И еще… она готова была поклясться, что не было у конверта этого запаха. Она бы его обязательно почувствовала…

    - Вот видите, - сказала госпожа Инга, - разве я не права?

    - Да… И что же мне делать? Как же быть теперь…

    - Как это, что? Вы же все сами уже решили – спасать его!

    - Но ведь, вы же сами сказали, что он сам ушел!

    - Сам-то сам, но почему? Вот в чем вопрос!

    - А почему? – спросила Надя, одновременно и ожидая, и боясь ответа.

    - Дайте свою руку, - сказала госпожа Инга, - нет, не эту. Дайте ту, которая с кольцом.

    Она достала из складок своих одежд кольцо на нитке и высоко подняла руку с ним над столом.

    - Поверните руку ладонью вниз.

    Кольцо приблизилось к Надиной руке и стало медленно раскачиваться. Постепенно эти качания стали круговыми, и кольцо теперь описывало небольшие круги возле кольца на пальце. Потом оно вдруг остановилось и стало крутиться на нитке.

    - Подумайте о муже, попробуйте поговорить с ним, - сказала госпожа Инга.

    Надя стала напряженно представлять себе Александра, но… Неожиданно ей стало очень больно и, охнув, она отдернула руку. Кольцо на пальце сильно нагрелось и даже обожгло немного палец.

    - Я так и думала, - сказала госпожа Инга, - его действительно нужно выручать.

    - Но как?! – воскликнула Надя, - Я даже не знаю, где он находится и жив ли он?

    - Жив, жив он! Делайте то, что начали и все будет хорошо. Я прослежу за этим.

    - А...

    - Нет-нет, деньги вы мне принесете тогда, когда муж будет дома.

    - А сколько?

    - Всего-то… миллион, один миллион.

    - Но у меня нет таких, да никогда и не было, - сказала Надя, - я и не представляю себе, как выглядит такая куча пачек с рублями.

    - Ну… если вдруг, невзначай появятся, - улыбнулась госпожа Инга, - и, кстати, не рублей, а долларов.

    - Долларов?!

    - Ну да, долларов. А теперь – прощайте.

    - Мне вам звонить, чтобы узнавать о том, как все продвигается?- спросила обескураженная и уже не сомневающаяся в том, что у госпожи Инги не все в порядке с головой, Надя.

    - Нет, если нужно будет - я сама позвоню.

    Надя подумала, что надо будет оставить «Стрекозе» свои телефоны

    - Не надо. Я их знаю, - сказала госпожа Инга и, взяв откуда-то снизу маленькую коробочку, достала из нее маленький прозрачный кристалл горного хрусталя на толстой черной нитке, - возьмите это и, когда будет трудно, сожмите кристалл двумя руками, не снимая с шеи, и закройте глаза. Он поможет.

    «Ну, и что я узнала? Что получила? Кристаллик?» - спросила себя Надя, выйдя из подъезда.

    Ничего! Это был единственно верный ответ на этот вопрос. Однако же, успокаивало то, что на этот раз она ничего не потеряла. Даже получила кое-какие ниточки и этот… Надя потрогала рукой подарок, и почему-то ей сразу стало легче и спокойнее.

    Надя шла по улице, дыша полной грудью и будто выветривая из себя дух последней встречи. Дойдя до небольшого скверика, она села на скамейку и, достав из сумочки свою записную книжку, нашла нужное и, вздохнув, набрала номер.

    * * *

    Сознание возвращалось медленно. Александр, не открывая глаз, пытался вспомнить все, что с ним произошло. Это было очень непросто сделать. Вероятно, ему что-то вкололи. Пробуждение было медленное и тяжелое.

    Все началось со звонка. Он раздался минут через десять после его возвращения с работы домой. Александр разделся и собирался уже шагнуть в душ, когда в дверь позвонили. Звонили настойчиво и даже как-то агрессивно. Это не могла быть Надя - у нее были свои ключи. Александр быстро накинул на себя банный халат и пошел к двери. Глянув в дверной глазок, он с изумлением увидел улыбающееся лицо Марго. Если бы он увидел там лицо какой-нибудь суперпопулярной кинозвезды, он удивился бы меньше. Их расставание три года назад было столь бурным и столь скандальным, что он нисколько не сомневался в том, что их жизненные пути больше никогда не пересекутся. Видимо, он не так уж и хорошо успел ее тогда узнать.

    - Чем обязан, - сухо спросил Александр, открыв дверь.

    - Ну вот, - сказала Маргарита, улыбаясь во весь свой белозубый рот, - разве так встречают своих, пусть и бывших, подружек?

    - Не всегда бывшие подружки – желанные гости. - Ладно, расслабься, Сашуля, я по делу! Так ты меня впустишь или я так и буду здесь, на лестничной площадке стоять?

    - Проходи. Правда, я только в душ собрался…

    - Ничего, я тебя во всех видах видала, так что не смущайся! Да и вообще, по старой памяти, может стариной захочется тряхнуть, а? Как ты к этому отнесешься? – со смехом сказала она, игриво подмигнув.

    - Отрицательно отношусь, - серьезно сказал Александр, - в мои планы никак не входит изменять любимой жене с бывшей подружкой.

    - Да ладно, расслабься! Не буду я к тебе приставать.

    - Рассказывай, что тебе от меня нужно. - И что, даже присесть не предложишь?

    - Извини. Садись и рассказывай.

    - Так вот. Ты у нас компьютерный бог и мне нужно, чтобы ты открыл доступ в один компьютер.

    - Интересно-то как… Другими словами, ты просишь меня взломать чужой компьютер. А чей это комп, позвольте вас спросить, а? Банковский, правительственный или еще покруче? Может, ракету кому-нибудь запустить хочется, а?

    - Ладно, успокойся! Твое дело – вскрыть код доступа, а остальное тебя не должно волновать. Ты получаешь свои деньги и - мы с тобой никогда не встречались.

    - Сразу говорю нет, но все же интересно, сколько?

    Широко улыбнувшись, Маргарита достала из сумки конверт и несколько листков. На одном она написала что-то и показала написанное Александру.

    - Ни фига себе… Ты сегодня хорошо себя чувствуешь, Марго? Не приболела ли часом, а?

    - Я вполне здорова, а ты? Тебе не кажется, что с такой суммой ты себя будешь всю оставшуюся жизнь чувствовать здоровым и счастливым как бог?

    - Да уж… Ты что, собралась Центробанк грохнуть или алмазный фонд? А изжога по ночам не мучает? Головка не кружится? И вообще, почему ты сама не взялась за это дело? Ты же такой же точно программист, как и я.

    - Так это же ты у нас, Сашечка, всегда был гением, а не я. Всё! Александр, слушай меня внимательно, - внезапно твердым, серьезным голосом сказала Маргарита, встав напротив и глядя прямо в глаза, - сейчас ты будешь меня слушать. Я все тебе расскажу, что ты должен знать. Ты меня понял?

    - Да, - совершенно неожиданно для себя ответил Александр, - я понял тебя.

    - Молодец. Дыши ровно. Все хорошо. Все спокойно. Сядь и слушай меня. Ты очень устал. Тебе нужно отдохнуть, немножко поспать. Проснувшись, ты почувствуешь себя очень хорошо. А теперь – спать, спать!

    Следующее, что Александр обнаружил, открыв глаза, была большая, богатая люстра на гладком белом потолке. Повернув голову, он осмотрелся. Большая, очень стильно обставленная гостиная, представляющая собой просторное помещение в двух уровнях. Нижний уровень площадью не менее тридцати метров, был как бы зоной отдыха – с диваном, креслами, большим камином, огромным плазменным телевизором и парой низких столиков с хрустальными пепельницами. На верхнем уровне, отделенном от нижнего зеленой перегородкой, сплетенной какими-то вьющимися растениями, была столовая – большой деревянный стол со стульями и великолепно оборудованная кухня. На верхний уровень вела широкая лестница в несколько ступеней. Полы обоих уровней были покрыты толстыми паласами. Идущий по ним должен быть бесшумен.

    Сколько он так пролежал? Александр попытался встать и тут же выяснил, что сделать этого не может. Руки и ноги были крепко связаны.

    - Эй, есть кто живой? - крикнул он.

    - Чего надо? – тут же отозвался мужской голос из открытой двери.

    - Зачем меня связали?

    - На всякий случай.

    - Развяжите меня, я никуда не денусь.

    - Естественно, не денешься. Лежи себе спокойно. Надо будет – развяжут.

    - Я хочу в туалет.

    - Эй, ты мне повякай там, в туалет он хочет… Лежи, сказано! А не то, смотри, я подойду к тебе, но тогда не жалуйся! Вон, Серега может подтвердить, что я совсем не ласков в обращении.

    - Я подтверждаю, Колян! - со смешком отозвался еще один голос.

    Понимая, что злить своих тюремщиков не имеет смысла, Александр затих, обдумывая, что делать и как себя вести дальше.

    - Серега, глянь – кажись, к нам идут, - раздалось из двери.

    - Понял. Ты встречай, а я здесь подстрахую.

    - Привет! Заждались уже, - донеслось из-за двери.

    - Как он? В норме?

    - А куда денется? Спал всю дорогу. Мы его убаюкали сразу, - ответил Серега.

    - Смотрите мне, попортите – убью!

    - Да нет, мы аккуратно, нам проблемы не нужны.

    - Как вам здесь? – раздался от двери приятный мужской баритон.

    - Даже очень красивая тюрьма все равно остается тюрьмой, - ответил Александр, обернувшись на голос. В дверном проеме стоял огромный мужчина в светлом костюме.

    - Ну, зачем же так мрачно! Все это – временные неудобства, не более того! – сказал он, прошел в комнату и сел в кресло напротив Александра.

    - Хорошо, закончим эту тему. Давайте уж сразу о главном, но сначала развяжите. Мужчина кивнул и Колян развязал Александра.

    - Итак, здравствуйте, Александр. Как вы себя чувствуете?

    - Это меня сюда доставили для того, чтобы вы смогли выяснить, каково мое самочувствие?

    - Браво! Чувство юмора у вас в порядке, следовательно проблем нет. Молодцы, ребята, хорошо работают!

    - И что дальше?

    - А разве ваша любимая… пардон, бывшая любимая ничего не сказала?

    - Сказала, что я должен что-то такое вскрыть, но я ее послал подальше.

    - Странно… Такой рассудительный, умный молодой человек и вдруг послал подальше! Ну, да ладно. Начнем с самого начала. При этом я обязан сообщить вам, что меня посылать не имеет смысла.

    - А что, вы тоже загипнотизируете меня и еще дальше переправите? – съязвил Александр.

    - Нет, что вы! Я не ваша бывшая. Я просто разочаруюсь в вас и начну искать другого человека на эту работу.

    - А я? Со мной что?

    - А угадайте с трех раз!

    - Хорошо, объясните, что я должен делать.

    - Вот и чудненько. Я предполагал, что вы умный, здравомыслящий человек, и я рад, что не ошибся в своем предположении. Сейчас вы мне должны четко и ясно сказать, что вам нужно для того, чтобы не думать о технике во время работы.

    - Прежде всего, мне понадобится самый современный из доступных вам, ноутбук и неограниченный выход в Интернет.

    - Насчет ноутбука не волнуйтесь, он у вас будет. Что касается Интернета, то я не уверен, что вы понимаете свою ответственность при этом.

    - Что вы имеете в виду?

    - Дело в том, что я прекрасно понимаю, что вы можете через Интернет сообщить обо всем и вообще, сделать очень многое из того, что может нам не понравиться. Так вот, я хочу, чтобы вы знали, что до сих пор ваша жена не участвовала в нашем замысле, но при вашем выходе в интернет ситуация изменится. Она станет залогом того, что вы не наделаете глупостей. При малейшей вашей попытке наделать глупости, она немедленно будет доставлена сюда и вы будете иметь возможность оценить мастерство этих головорезов, которые находятся сейчас в соседней комнате. Чисто по-человечески я не советую вам это увидеть. Довольно неприятное и совершенно не эстетическое, знаете ли, зрелище.

    - Хорошо, - тихо сказал Александр, - я все понял. Не трогайте Надю. Я все сделаю как надо.

    - Вот и чудненько. Сейчас вам принесут целую кучу каталогов, и вы выберете там все, что вам будет нужно. Ближе к вечеру я вернусь, и вы передадите мне заказ. - Я понял

    . - Ну и ладненько. Просто от души советую вам не переживать и не волноваться. Кормить вас будут прекрасно. Я позабочусь об этом. Работайте и постарайтесь получить удовольствие от происходящего, насколько это возможно в данной ситуации. Пусть вас греет мысль о том, что мы вернем вас вашей жене целым и невредимым, с солидной суммой на вашем семейном счете, если вы оправдаете наши ожидания. Итак, мы обо всем договорились.

    - Хорошо. Я готов.

    - И вот еще что я хотел сказать… Я бы не рекомендовал вам бежать. Это довольно трудно сделать, но, учитывая ваш ум, все же можно . Понимая это, хочу предупредить - даже, если вам это и удастся, мы гораздо быстрее достанем вашу жену.

    - Это я уже понял и поэтому больше мы эту тему не трогаем. Вы обещали не вмешивать ее в это дело.

    - Я держу свои обещания. Я просто напомнил вам… На всякий случай напомнил. Итак, занимайтесь тем, чем нужно и, когда будете готовы, скажете охранникам. Они организуют связь со мной. Не пытайтесь с ними разговаривать о чем-либо. У них самые строгие инструкции на этот счет и я немедленно об этом узнаю. Мне не хотелось бы ужесточать режим вашего пребывания здесь.

    - Я понял.

    - Прежде, чем я покину вас, должен сказать, что на все, про все у вас есть двое суток. Хватит этого времени?

    - Не знаю…

    - Думаю, что хватит. Должно хватить. По крайней мере, думаю, вы сами заинтересованы как можно скорее закончить все.

    - Для того, чтобы все как следует приготовить, мне нужно хоть что-нибудь знать о том компьютере, который должен буду вскрыть.

    - Резонно. Именно с этой целью, когда вы будете готовы к встрече, подъедет человек. Он очень многое знает об этом, да и о других компьютерах.

    - Хорошо. Я все понял.

    - Тогда я покидаю вас. Все, что может вам понадобиться, есть на кухне. Возникнет необходимость – охранники свяжут вас со мной. Удачи!

    - Ага… И вам не хворать…

    Минут через десять Серега с Коляном занесли в комнату целую стопку свежайших каталогов по цифровой технике и новенький ноутбук. На стол поставили несколько пластиковых контейнеров, от которых шли великолепные запахи. В довершение, Серега поставил на стол бутылку «Хеннеси» и один стакан.

    - Не тоскливо будет одному пить-то? – спросил он, ухмыляясь.

    - Ничего, перетерплю.

    - Терпи. Если что – зови, я не гордый!

    - Свободен! - резко сказал Александр, ожидая ответной агрессии, но тот кивнул и быстро вышел, закрыв за собой дверь.

    - «Пёс!» - с удовлетворением подумал Александр, прекрасно понимая, какие инструкции получили эти бандиты, и придвинул к себе контейнер с чем-то вкусным. Открыв коньяк, Александр налил чуточку и, подняв его, чокнулся с бутылкой.

    - За тебя, Надюш! – вполголоса сказал он, - все у нас будет хорошо!

    * * *

    - Слушаю вас, - ответил молодой мужской голос.

    - Простите, - жалея уже о том, что позвонила, спросила Надя, - это вы объявление про привороты, отвороты и поиск пропавших давали?

    - Нет! Бабуля, это тебя, возьми трубку, - сказал он кому-то. Тут же в трубке щелкнуло.

    - Да, я слушаю вас.

    - Простите, я не знаю, как вас зовут…

    - А и ни к чему тебе знать мое имя. Тебе чего, милая, никак приворот нужен?

    - Да нет, у меня муж исчез.

    - Ага, поняла. Ну, приезжай. Адрес-то запиши.

    Это оказалось совсем рядом. Быстрым шагом, минут через десять Надя входила в обшарпанный, пахнущий кошками и прокисшим борщом подъезд. Дверь с нужным номером была на третьем этаже. Обитая старым, наполовину истершимся рыжим дермантином, она очень гармонировала с такими же старыми, исцарапанными многими поколениями мальчишек стенами.

    «Везде все то же самое,» - подумала Надя и мысленно улыбнулась этой мысли. Как только очередной мальчишка в подъезде шел в первый класс, на стене сразу же появлялось что-нибудь новенькое, а через пять-семь лет что-нибудь в стиле «А + Б = Л». Если же в подъезде живет девочка, то в определенный момент появится что-нибудь вроде «Танька – дура» или что-нибудь еще похлеще. Появление всех этих надписей очень легко прогнозировать, если знать, кто живет и кто подрастает в подъезде.

    Надя нажала кнопку звонка. Вскоре раздались шаркающие шаги.

    - Кто там? – спросили дребезжащим старушечьим голосом.

    - Я звонила вам, - ответила Надя.

    Долго гремели какие-то замки и засовы и, когда дверь открылась, перед Надей оказалась очень высокая, худая старуха в толстой, неровно связанной кофте.

    - Заходи, милая, - пригласила старуха, но вдруг преградила путь.

    - А это что у тебя? – строго, глядя прямо в глаза, спросила она, указывая на кристалл, висящий на черной нитке.

    - Да это… - начал было Надя, но старуха прервала ее.

    - Уходи, милая. Не нужна тебе моя помощь.

    - Но я ведь…Я же заплачу вам, - Надя дрожащей рукой стала доставать из кошелька деньги…

    - Сказала тебе – уходи! Все! И спрячь свои деньги, не надо мне твоих денег. И не ходи никуда, больше этого тебе никто не поможет.

    Подавленная, Надя вышла из подъезда в сопровождении большого, черного, лохматого кота с половиной хвоста, без одного уха и с подранной мордой. Кот остановился на крыльце, подозрительно посмотрел ей вслед и, сказав басом «ма-ау», степенно пошел куда-то по своим, кошачьим делам.

    Что делать? Надя достала записную книжку. Там был еще один телефонный номер. Будь что будет, решила она и стала нажимать на кнопки мобильника.

    - Здравствуйте, - ответил на Надино приветствие мужской голос, - да, приезжайте.

    * * *

    Александр погрузился в каталоги и настолько увлекся возможностью вот так вот, без оглядки на цены, выбирать самое лучшее и самое интересное, что и не заметил, как пролетело время. Думая о предстоящей задаче, он втайне надеялся, что все выбранное может остаться у него и после окончания этого кошмара. Именно поэтому поиск его и стал таким приятным занятием. Надеясь, что его похитители не очень-то соображают во всем этом, Александр, что называется, «отрывался по-полной», выискивая все самое новейшее, самое интересное.

    Список был практически закончен, когда тот, в белом костюме, вернулся.

    - Как успехи? – с ходу спросил все тот же господин, входя в комнату.

    - Простите, я не знаю вашего имени…

    - Зовите меня Иван Иванычем, - засмеялся вошедший, - а если не нравится, можете придумать любое другое имя, которое вам понравится. Меня интересует только результат вашей работы. Все остальное не имеет значения.

    - Хорошо, пусть будет так. Список составлен, Иван Иваныч. Он в ноутбуке, гляньте на дисплее.

    Иван Иваныч наклонился и стал изучать список.

    - Ого! Действительно, чувствуется рука специалиста, - то ли одобрительно, то ли с подковыркой сказал он, выпрямляясь, - Маргарита правильно порекомендовала вас.

    - Я не знаю, что меня ждет и поэтому…

    - Не надо объяснять, - прервал его Иван Иваныч, - все правильно и ваш заказ будет исполнен до самой последней мелочи. Думаю, через пару дней все будет готово и доставлено сюда. Ваша задача будет состоять в том, чтобы создать такое переносное устройство, с которым вы сможете автономно решать поставленную задачу в любом месте. Помощи вам неоткуда будет ждать.

    - Понял.

    - В таком случае, сбросьте этот список на диск и - до встречи. Все, чего вам захочется, можете заказать через охрану, и это будет немедленно доставлено.

    - Спасибо, - ответил Александр, поймав себя на мысли, что и в такой ситуации есть положительные моменты, - но у меня есть один вопрос.

    - Спрашивайте.

    - Что знает и что думает о моем исчезновении жена?

    - Она считает, что вы ушли от нее.

    - Сволочи вы!

    - В любом другом случае она бы немедленно начала вас искать, а так… Не волнуйтесь. Вернувшись, вы найдете способы утешить ее. У вас будут очень серьезные аргументы на счете в банке, уверяю вас!

    - Все равно, гады вы! Ладно… оставьте меня.

    - До встречи!

    Следующий день тянулся бесконечно. Время от времени, Александр брался за журналы и каталоги, но сосредоточиться на тексте получалось плохо… Одна на другую наслаивались мысли и точили, разъедали сознание. Что делать? Как дать Наде знать, что с ним случилось? А с другой стороны… Ну, узнает она и что дальше? Что она сможет сделать, чем поможет? А если похитители узнают, что ей что-то известно? Об этом даже думать было страшно.

    * * *

    Дверь ей открыл тщедушный, лысый, суетливый мужичок с бегающими бесцветными глазами, в старомодных роговых очках.

    - Проходите, проходите.

    Пройдя в небольшую комнату, Надя удивленно остановилась. Она ожидала чего угодно, но не этого. Если бы не иконы и свечи, расставленные повсюду, она бы подумала, что находится в кабинете врача. Топчан, накрытый простыней, умывальник, стол, с небольшим дисплеем. Рядом лежал какой-то электронный прибор с торчащими из него разноцветными проводами.

    - Итак, - надевая белый халат, сказал мужчина и указал на стул у стола, - присаживайтесь сюда.

    Сев за стол перед компьютером, он попросил Надю дать ему руку. Выбрав один из проводов, он сказал ей взять его кончик второй рукой. Другой провод он присоединил к браслету на запястье своей руки. Третий провод оканчивался красной пластиковой палочкой с толстой металлической иголкой на конце.

    - Сейчас я буду работать с вами. Все очень просто. Я буду задавать вопросы, а вы будете отвечать на них. Думать не надо. Только ответы. Быстрые и краткие. Хорошо?

    - Да, - ответила Надя, совершенно не понимая, зачем все это нужно.

    Мужчина придвинулся к ней и теперь трогал кончиком иголки один за другим ногти, какие-то точки на пальцах, время от времени многозначительно хмыкая…

    - Ваше имя…

    - Возраст…

    - Давно ли замужем…

    Вопросы скороговоркой сыпались один за другим. Надя совершенно не понимала, зачем он их задает, однако автоматически отвечала, как и было сказано, четко и кратко. Иголочка с каждым новым вопросом касалась все новых и новых точек. Ошеломленная таким натиском, Надя уже не чувствовала иголки и все ее внимание теперь было сконцентрировано только на его голосе и боязни пропустить очередной вопрос. Шея, голова, руки, плечи, грудь…

    - Так приятно? – внезапно, словно от удара, включилось ее сознание, когда она, уже ответив «Да», внезапно осознала, что мужичок что-то делает с ее соском. Перед ней, как будто из пустоты, проявилось его красное, искаженное возбуждением лицо. Она тут же поняла, что ладонь его лежит на ее ноге выше коленки и уверенно продвигается выше.

    Удар был таким, что мужичок улетел в дальний угол комнатки вместе со стулом. Следом полетел прибор и, словно в замедленной съемке, Надя видела, как он с глухим звуком приземлился на физиономию мужичка. Халат тут же окрасился красными пятнами от брызнувшей из его разбитого носа крови.

    Надя, не помня себя от ужаса, выскочила из подъезда и пошла быстрым шагом, почти переходящим в бег, прочь от этого места.

    Зайдя в какое-то маленькое кафе, она заказала кофе и долго сидела, сжимая чашку ладонями и глядя ничего не видящими глазами перед собой.

    - Что-нибудь еще будете заказывать? – вывел ее из оцепенения голос молоденького официанта.

    - Нет, спасибо, ничего не нужно, - ответила Надя и, поставив чашку с нетронутым кофе, положила деньги на стол и вышла.

    «Все, этого вполне достаточно!» - сказала она себе, вернувшись домой и достала записную книжку. Надя без сожаления вырвала из нее страничку, на которой были еще адреса всяких колдунов и экстрасенсов и, на ходу сбрасывая одежду, пошла в душ, чтобы скорее смыть с себя руки этого поганого мужичка...

    Войдя в ванную, она хотела уже снять с себя навсегда черный шнурок, но тут ей вспомнился наказ Инги. Надя взяла кристалл обеими ладонями и вдруг, неожиданно для себя, заплакала. Плакалось легко. Слезы текли по щекам черными дорожками. Это был не тяжелый осенний дождь. Это больше походило на шумный весенний ливень с его стремительными пенными потоками, после которого всегда появляется сияющее солнце и становится тепло и радостно на душе. Надя всем своим существом ощущала, как из нее вымывается, выносится каким-то мощным вихрем все плохое и тяжелое, накопленное за день. Взамен ее душа наполнялась живительной энергией и уверенностью, что она все сделает, все преодолеет и найдет его, своего любимого! Каким-то образом, Надя совершенно точно понимала, что все это – работа кристалла.

    - Ай, да кристаллик! – вслух, улыбаясь, сказала Надя и, чмокнув его, решительно шагнула под горячие струи.

    * * *

    Когда к полудню привезли многочисленные коробки, Александр совсем по-детски обрадовался им. Глядя на гору коробок и коробочек посреди комнаты, он сел на диван и задумался – с чего начать.

    Прежде всего - разобраться с аппаратурой. Засидевшись, словно долго сжатая и отпущенная наконец пружина, Александр буквально ринулся в работу. Мысли о том, для чего все это делается, совершенно исчезли. Их место заменили эмоции от того, что он получил. Испытывая чуть ли не физическое удовольствие, он доставал из коробок новые и новые блоки, карты и переносил их на кухонный стол. Постепенно на большом столе вырисовался тот комплекс, о котором еще недавно он не мог даже и мечтать.

    Включив, наконец, ноутбук, он сразу же понял, что в его руках оказалось чуть ли не чудо. Машина обладала такими параметрами, которые совсем еще недавно были для него нереальными.

    Время потеряло свои размерения и границы. Александр забыл обо всем на свете, буквально купаясь в близком ему и любимом мире программ. Все новые и новые возможности вливал он в компьютер. Стопка с заказанными им дисками таяла, а те, с которых информация была уже слита, летели в пустую коробку.

    Когда в коробку улетел последний диск, Александр откинулся на высокую спинку стула и почувствовал, что сейчас уснет. Пересилив себя, он выключил компьютер, взял из холодильника пару банок пива и пошел по крутой деревянной лестнице наверх.

    На втором этаже был коридор с шестью дверями, по три с каждой стороны. Заканчивался он большим окном от пола до потолка. Выбрав почему-то среднюю дверь справа, он открыл ее и щелкнул выключателем. Если бы Александр когда-нибудь бывал в отелях бизнес-класса, он бы сразу узнал в этой комнате номер именно такого отеля. Ничего лишнего. Маленькая прихожка со встроенным шкафом, дверь в душевую с туалетом. Большая двуспальная кровать по центру, тумбочки и небольшие светильники бра над головой по ее сторонам. У большого, во всю стену, окна небольшой круглый столик с двумя легкими креслами. У стены напротив кровати – длинный письменный стол во всю стену со стулом, телевизор.

    Быстро оглядевшись, Александр мельком глянул на зеленые цифры часов, стоящих на телевизоре. Они показывали половину пятого. Выключив свет, он сбросил кроссовки и как был, в одежде, упал на мягкое покрывало и провалился в глубокий сон.

    Разбудил его настойчивый звук телефона. Открыв глаза, он тут же зажмурился - солнце заливало комнату.

    - Александр, это Иван Иваныч. С добрым утром! Как спалось?

    - Нормально, - ответил Александр.

    - Сейчас одиннадцать. Через полчаса подъедет человек, о котором я говорил. Я посчитал нужным предупредить вас заранее.

    -Спасибо.

    С удовольствием стоя под струями горячего душа, Александр вновь, в который уже раз подумал, что может быть, сегодня ему удастся связаться с Надей. И снова, в который уже раз, он отмел эту мысль, прекрасно понимая последствия этого. Уж лучше самому пройти все и вернуться к ней… Все так, но как она там? Мысль об этом сразу же лишала день красок. Руки опускались… Именно поэтому Александр заглушил в себе эту мысль. Ничто не должно было мешать выполнению задачи, потому что именно в этом и было его и Надино спасение.

    Спустившись вниз, Александр забрался в холодильник и вскоре на сковороде весело шипела и брызгалась разная вкуснятина – колбаса, бекон, яйца. Это было здорово!

    «Спец» оказался долговязым, на голову выше Александра, то ли финном, то ли эстонцем по имени Матти. Матти прекрасно, почти без акцента говорил по-русски. Как выяснилось, первые пятнадцать лет своей жизни он прожил в Петербурге. Контакт наладился легко, непринужденно и практически сразу же. Матти тут же пробежался по шкафчикам на кухне и, найдя нужное, сварил великолепный, ароматный кофе. Разлив его в огромные кружки, они включили свои компьютеры и углубились в работу.

    Главное, что интересовало Александра – что он должен вскрыть. Этот вопрос выяснился сразу. Ни много, ни мало, этим компьютером был основной сервер коммерческого банка.

    - Серьезно! Мне что, придется убить всех охранников, чтобы подобраться к серверу? – рассмеявшись, спросил Александр.

    - Нет, этого делать не придется, - серьезно ответил Матти, - потому что один из наших людей работает в этом банке и может обеспечить тебе доступ к серверу на пятнадцать минут. За это время ты должен будешь вскрыть код доступа к нему, установить плату радиомодема и исчезнуть. При этом не должно остаться ни малейших следов того, что ты там был и что-то делал с сервером. Дальнейшее тебя уже не будет касаться.

    - Да, но как же можно скрыть радиомодем?

    - Ты не будешь скрывать его, ты просто сделаешь так, чтобы в сервере не было сообщения об установке нового оборудования. То есть, пропишешь его в системе как обычное оборудование и уберешь все записи об установке. Нам понадобится не более трех дней, чтобы сделать дело и разлететься по белу свету, а потом пусть находят что угодно! Все мы будем уже очень далеко, и найти нас будет невозможно.

    - А где я буду?

    - Там, где и должен быть – дома.

    - Да? А есть гарантия того, что от меня не избавятся как от ненужной, отработавшей свое батарейки?

    - Конечно. Ты же не думаешь, что если все пройдет как надо, мы на этом остановимся?

    - Та-ак… Я на такое не подписываюсь… Мне были обещаны деньги и свобода. Работать совместно и дальше я не собираюсь.

    - Да ты успокойся, это только мое предположение! Раз пообещали, значит сделают. Это же не карманники из метро…

    Работали они до позднего вечера. За это время выяснилось, что приобретенный радиомодем не подходит. Матти позвонил куда-то и через час модем был доставлен.

    Долго Александр не мог уснуть. Мысли, наслаиваясь одна на другую, тревожной каруселью рисовали картину за картиной… Ни одна из них не была ни веселой, ни приятной… С одной стороны, что он может сделать в этой ситуации? Отказаться? Они найдут другого, но что будет тогда с ним и с Надей? Сделать то, что они требуют… Что потом? Если все будет так, как они это обещают – у него где-то далеко появится счет с кругленькой суммой… А кто поручится, что все будет именно так, как они сказали? Что делать, если нет? Кому тогда претензии предъявлять? Нет, я должен что-то придумать, а иначе мне - конец… Я должен вернуться и при этом получить то, что мне обещано!

    Проснулся Александр рано, около семи утра. Долго стоял под горячими струями. Напарившись, расслабленный и довольный, он протер запотевшее зеркало и внимательно посмотрел на свое отражение. Оттуда смотрело небритое, с темными кругами под глазами, лицо.

    Решительно разорвал упаковку разового бритвенного прибора, Александр тщательно выбрился, запахнулся в висевший на крючке толстый махровый халат и пошел вниз. Пока готовился завтрак, ему вдруг пришла в голову идея. Цепляясь одна за другую, мысли постепенно выстроились в стройную схему, которая гарантировала их с Надей безопасность.

    День прошел в работе – Александр разработал и отлаживал программу, которая должна была все сделать без его участия, по команде с ноутбука и самоуничтожиться.

    Иван Иваныч приехал около семи вечера. Он был в приподнятом настроении, весел.

    - Привет! Ну, и как наши дела? – спросил он, доставая из холодильника банку пива.

    - Все нормально. Я готов.

    - Замечательно! В таком случае, уполномочен сообщить, что операция намечена на завтра. Ориентировочное время – сразу после полудня. Я заеду за вами, и мы едем к месту работы. Закончив работу, вы сообщаете нам код доступа к серверу, и вас отвозят на пирс. Катер тут же снимается и вас возвращают домой. На следующий день, ровно в полдень, вам позвонят и сообщат наименование банка и номер счета. Нравится вам такая схема?

    - Очень нравится, но я предложу вам свой вариант. Именно по нему мы и будем работать, если вообще будем это делать.

    - Не понял… Это что, ультиматум?

    - Не имею понятия, ультиматум это или нет. Просто мы будем работать по моему варианту. Если вам интересно, я могу его озвучить.

    - Да, уж будьте так добры!

    - Итак, завтра, не позднее восьми утра, я должен знать все реквизиты банка, номер счета и доступ к нему через интернет. Чтобы я смог убедиться в его реальности, положите на него сто долларов. Я через интернет заплачу с него пару десятков долларов и только после того, как буду уверен, что все это работает, мы едем к месту моей работы, и я делаю свое дело. Сделав, я сам дистанционно вхожу в сервер, и вы переводите на мой счет сумму, эквивалентную не менее десяти процентов от всей суммы. Затем, вы отвозите меня в Петербург, в указанное мной место. Там я передаю код вашему человеку. Вам останется только дать команду с моего ноутбука и вписать переводимую сумму. До окончания операции ваш человек будет рядом со мной и по телефону контролировать, все ли прошло как надо.

    - Не уверен, что с этой схемой согласятся мои боссы…

    - Тогда просто убейте меня и все на этом закончится. Мне же просто нечего будет терять – все равно убьете. Да, и еще - на мое возвращение и на перевод денег с сервера у вас будет всего двадцать четыре часа. Если за это время вы этого не сделаете, все мои наработки в сервере прекратят свое существование и сервер объявит о попытке взлома.

    - Я понял. Завтра утром вы будете знать результат.

    Прекрасно понимая, что сделан серьезный шаг, и обратного пути у него нет, Александр снова и снова обдумывал сложившуюся ситуацию. Пока все было правильно, решил он и пошел наверх. Сон долго не шел. Все мысли были там, дома. Что с Надей? Как она, что делает?

    * * *

    Остаток вечера Надя провела за рассматриванием фотографий в Сашиных альбомах. Она не знала, зачем делает это, но еще там, стоя под душем, она решила, что именно это она и будет сейчас делать! Она просто чувствовала, что это зачем-то нужно.

    Это были обычные любительские фотографии. Ничего особенного. Такие же, как и у всех – детство, школа, институт… Надя разглядывала Сашины институтские фотографии. Ее внимание привлекла фотография смуглой девушки с длинными волнистыми волосами. Это была настоящая голливудская красавица! Переворачивая страницы, Надя уже автоматически отыскивала взглядом фотографии, на которых была она, красавица. Таких, к удивлению, оказалось немало. Самый же большой сюрприз ждал Надю на последней странице. Там лежал полиэтиленовый пакет с солидной пачкой фотографий.

    Надя высыпала их на стол и увидела, что на всех они вместе – ее Саша и эта красавица. Не нужно было обладать большой проницательностью, чтобы понять, что на всех этих фотографиях – история любви.

    Надя знала, что у Саши была любовь за несколько лет до нее. Разглядывая фотографии, Надя пыталась понять – что их объединяло и что заставило расстаться. Как-то раз, Надя спросила об этом Сашу, но он почему- то сильно разозлился и сказал, что хочет, чтобы ему больше никогда в жизни не напоминали об этой женщине. Надя поняла, но вопросы-то остались без ответа… Сейчас все они всколыхнулись. А что, если та любовь еще не совсем погасла, и они, вновь встретившись, решили соединиться? Сама мысль была ужасна и неправдоподобна в своей подлости, но Надя не могла ее вот так вот, запросто отмести.

    Как ее зовут… Надя лихорадочно листала альбом, возвращаясь на ту страницу, где был общий снимок выпускников. Вот! Есть! Ковалева М.В.! Теперь Надя точно знала, кого ей нужно искать! Кого – ясно, а как? Чтобы обратиться в адресную службу, нужен год рождения и имя… Год рождения понятен – они же с Сашей вместе учились, значит такой же. Имя… Не свекрови же звонить! В рабочий день она бы позвонила его коллегам, а в выходной… Стоп, лихорадочно работала мысль Нади, а сколько раз Саша по выходным сидел на работе? А вдруг? Завтра надо будет звонить! С этой мыслью она легла спать и, мысленно пожелав Саше спокойной ночи, быстро заснула.

    * * *

    Иван Иваныч приехал в начале девятого. Александр уже был внизу и лениво бродил по интернету.

    - Здравствуйте! Как спалось? – с порога крикнул Иван Иваныч, и по его тону Александр сразу понял, что его условия приняты!

    - А неплохо спалось, даже снилось что-то.

    - Вот и хорошо, сегодня нам предстоит тяжелый день, от которого будет зависеть все.

    - Я так понял, что решение принято?

    - Да, принято и оно принято на ваших условиях. Однако, вы должны ясно понимать, что любая попытка обмануть нас очень плохо закончится для вас, сказал он, подавая

    Александру конверт, в котором оказалась бумажка с реквизитами банка и счета в нем с кодом доступа. Кроме того, там была кредитная карточка.

    - Это-то я прекрасно понимаю! Свои риски я уже вполне прочувствовал, а прочувствовали ли вы свои?

    - Ладно, ладно. Это уже наши проблемы и мы привыкли сами их решать. Именно по этой причине вести беседы об этом я не собираюсь. Нас ждет дело. Быстро проверяйте счет и собирайтесь. Выезжаем ровно через час.

    - А я что, так и поеду, в трениках и майке? Не думаю, чтобы в ваших банках часто бывали люди в таком виде.

    - А вы что, ни разу не открывали шкаф в своей спальне?

    - Нет…

    - Тогда идите и загляните в него.

    Во встроенном шкафу была аккуратно развешена вся его одежда, которую кто-то аккуратно собрал, выгладил, разложил и развесил.

    Ровно через час они вышли на крыльцо дома. Небо было тяжелое, низко нависшее над головами. Время от времени срывались мелкие капли. Александр поежился, но не столько от промозглого ветра, сколько от волнения, которое все больше охватывало его. Все-таки не каждый день идешь на преступление, да еще и по принуждению.

    Выйдя из дома, они прошли через красиво оформленный двор и далее узкая тропинка ныряла в густые заросли. С обеих сторон ее ограничивал аккуратно, ровной стеной подстриженный кустарник высотой метра два. Ни влево, ни вправо шагнуть не удалось бы даже при желании. Молча, они шли по хрустящему песку тропинки. Метров через пятнадцать тропинка вывела их на бетонный пирс, у которого стоял красивый белоснежный катер, сверкающая на солнце никелированными поручнями.

    Серега, который уже был там, спрыгнул на причал и, подтянув катер вплотную к пирсу, застыл. Колян так же застыл, стоя на палубе катера, готовый принять вещи, однако Александр сделал вид, что не заметил поданной руки и сам нес кейс с компьютером.

    Долго, более двух часов катер несся, иногда вздрагивая от легких ударов небольшой волны. Когда, наконец, они пришвартовались к такому же небольшому частному пирсу, Иван Иваныч молча встал и, выйдя из салона, шагнул на пирс. Александр пошел за ним. Метрах в двадцати от пирса стояла машина с совершенно черными зеркальными окнами.

    Ехали не очень долго. По обе стороны мелькали красивые, разноцветные дома, ухоженные дворики, зеленые палисадники. Дорога петляла среди невысоких холмов и поэтому скорость была небольшой. Когда впереди показалась эстакада скоростной трассы, машина, будто почувствовала ее наконец и, вырвавшись из стесненных и неприятных ей условий, вылетела на широкое, ровное полотно и понеслась вперед. Минут через пятнадцать впереди показались очертания города.

    - Сейчас мы выйдем и посидим немножко в кафе, - сказал Иван Иваныч и Александр кивнул.

    Вскоре, попетляв по довольно узким улочкам, они остановились у стеклянной двери. Машина, оставив их здесь, тут же уехала. Водитель помахал им рукой на прощанье.

    - Он вернется за нами? – спросил Александр.

    - Нет, - ответил Иван Иваныч, и по его тону Александр понял, что больше ничего спрашивать не имеет смысла.

    Кофе был просто великолепен! Александр наслаждался им, цепляясь, как за соломинку, за это маленькое удовольствие, позволяющее ему не думать о предстоящем. Вскоре дверь открылась, и вошел высокий молодой человек с длинными светлыми волосами. Иван Иваныч встал и приветствовал его.

    - Кофе? – спросил он подошедшего к их столику, но тот отрицательно мотнул головой. Не взглянув на Александра, он что-то тихо сказал. Иван Иваныч кивнул и повернулся к Александру.

    - Положи свой ноутбук на соседний стул и встань, возьми свою чашку и подойди к стойке.

    - Понял, - ответил Александр и сделал все так, как ему было сказано. Девушка за стойкой улыбнулась ему и, взяв чашку, убрала ее. Затем она налила ему кофе в свежую чашку и подала с той же обворожительной улыбкой.

    Долговязого блондина не было. Исчез и ноутбук.

    - Ждем сигнала. Просто пейте кофе и не нервничайте.

    Сигнал пришел примерно через полчаса. Зазвонил мобильный Ивана Иваныча. - О-кей, - ответил он на какое-то короткое сообщение, положил телефон в карман и кивнул утвердительно, - встаем и идем.

    Александр кивнул и тоже встал. Проходя мимо улыбающейся девочки, он улыбнулся ей в ответ. Выйдя из кафе, они перешли на другую сторону дороги и, пройдя метров триста, остановились перед массивными раздвижными дверями. Они услужливо, совершенно беззвучно раздвинулись и впустили их в просторное помещение банка. Посетителей было совсем мало. Иван Иваныч прошел в дальний конец зала и, постучав в дверь с номером 27, открыл ее. Пропустив Александра вперед, он закрыл за собой дверь.

    В комнате сидел высокий молодой мужчина в сером костюме. Они переговорили на незнакомом Александру языке и Иван Иваныч сказал, что Александру нужно идти с этим человеком, а он останется ждать здесь.

    - Работу начинать можно будет только по команде этого человека. На все у тебя будет максимум пятнадцать минут, - добавил Иван Иваныч.

    Мужчина встал, подошел к Александру, прицепил на лацкан его пиджака табличку с какими-то цифрами и достал из стола знакомый кейс с ноутбуком.

    Выйдя из кабинета, они подошли к соседней двери с кодовым замком. Мужчина ввел код и открыл дверь, пропуская Александра вперед, в коридор с несколькими дверями. Там – следующая дверь с кодом. Так они прошли еще две двери, набирая коды и, наконец, оказались в небольшой комнате, в которой стояли три стойки с аппаратурой. Это была серверная. Александр сразу узнал промышленный вариант компьютеров, установленных в одной из них. Их было три. Мужчина указал на нижний. Дальше Александру ничего не нужно было объяснять.

    Задняя стенка оказалась опломбированной. Александр указал на пломбу, но мужчина только кивнул и тут же, достав из кармана бокорезы, перекусил проводок. Отстранив Александра, он дал понять, что открывать пока еще нельзя. Через минуту в комнате погас свет. Буквально через несколько секунд зажглась лампочка в потолке. Явно, это было аварийное освещение. Мужчина указал на компьютер и показал, что пора!

    Александр молниеносно орудовал отверткой. Отдав четыре винта, он выдвинул шасси и, быстро определив гнездо, в которое нужно вставить плату, достал ее из кейса. Подключив шлейф, он включил ноутбук, достал шнур и вставил его в нужный разъем. Второй конец подключил к разъему в компьютере, выдернув тот, что был там. Дальше должна была работать программа. Долгие пять минут тянулись невыносимо долго. Мужчина явно нервничал, но молчал. Когда на экране появился долгожданный код, Александр поразился его изощренности. Стараясь делать все так, чтобы стоящий сбоку долговязый ничего не увидел, он сохранил код в заранее, еще вчера созданном и спрятанном среди множества системных, файле, и сделал его недоступным. Теперь нужно было спрятать все следы. Переключив разъем на другое место, Александр запустил компьютер и быстро стер в нем все упоминания об установке нового оборудования и о внедрении в систему безопасности. Отключив шнур, он попробовал найти радиосоединение с ноутбука. Оно нашлось сразу, без проблем, и Александр передал ноутбук мужчине. Тот привычными движениями вышел на нужную ему программу и протянул ноутбук, предлагая ввести реквизиты счета. Мужчина нажал на ввод. На экране появилось сообщение о переводе на указанный счет двух миллионов долларов… Познаний Александра в английском вполне хватило для того, чтобы понять это.

    - О-кей, - сказал он и, выключив ноутбук, передал его мужчине. Быстро закрыв компьютер в стойке, мужчина опломбировал его, и они вышли из серверной.

    Вернувшись в комнату 27, Александр подтвердил Иван Иванычу, что все сделано и он удовлетворен. В этот момент зажглось основное освещение. Иван Иваныч кивнул и, сказав что-то мужчине, поднялся. Выйдя из банка, они пошли по улице. За углом стояла небольшая, запыленная машина. Сев в нее и проехав несколько кварталов, вышли. Пройдя метров двести, снова сели в другую машину, которая привезла их к тому же пирсу, где их ждал катер.

    - Вещи вам не понадобятся, - сказал Иван Иваныч, – вы сможете купить их себе столько, сколько пожелаете, а сейчас я прощаюсь с вами. Я желаю вам успехов и надеюсь увидеться еще не раз.

    - Напрасно надеетесь, - ответил Александр, - этот бизнес не для меня. Прощайте!

    Катер был тот же, но отношение к Александру экипажа - совсем иное. Это он понял с первого же шага на палубу. И Серега, и Колян улыбались ему, и было в этой улыбке что-то заискивающее, неприятное. В каюте, на столе стояли разные закуски, фрукты. Катер отошел от пирса и помчался по серой водной глади, оставляя за собой широкий пенный след.

    Через пару часов катер плавно подошел к пирсу на большой яхтенной стоянке. Множество яхт, катеров и лодок вокруг давали прекрасную возможность потеряться. Шагнув с катера на пирс, Александр зашагал к выходу с яхтенной стоянки. Он был уверен - там его уже ждут.

    Дверь небольшого синего BMW открылась перед ним. Там были еще двое кроме водителя. По их виду Александр сразу понял, что шутить с ними не стоит.

    - Пристегнись, - сказал водитель, и это было единственным, что Александр услыхал от них за всю дорогу к назначенному им месту – Финляндскому вокзалу.

    * * *

    Проснулась Надя поздно. Солнце вовсю уже светило, переливаясь всеми цветами радуги в хрустальной вазе на столе. На часах было уже почти девять часов. Подняв трубку, она стала набирать номер.

    - Да, слушаю, - почти сразу донесся до нее знакомый голос.

    - Ой, Валерочка, привет! Это Надя. Я так рада, что застала тебя!

    - Привет, Надюха, а мы бы тут были еще больше рады, если бы Санька был с нами, а то мудохаемся тут, а он обещал и не пришел.

    - Валерочка, милый, не может он, точно не может!

    - Заболел, что ли?

    - Да нет, потом он сам расскажет, наверное. Валерочка, скажи мне, как звали его прежнюю любовь?

    - Ну, ты даешь… Так и спроси самого Саньку, чего ты меня-то спрашиваешь?

    - Валерочка, милый, ну просто поверь мне, так нужно! Это для Саши нужно! Ты же меня знаешь, я ему плохого не могу сделать.

    - Да знаю… Ладно, Маргаритой ее зовут. Теперь еще скажи, что адрес ее тебе нужен!

    - Нужен, Валерочка, ой как нужен!

    - Ох, чую – убьет меня Санька… Во что ты меня, Надюха, втягиваешь?

    - Ты же мне веришь, Валера?

    - Да верю, верю… Не верил бы – давно послал бы подальше. Ладно, с тебя коньяк. Пиши.

    Через час Надя мчалась на такси по указанному адресу. Она не знала, что будет говорить ей, о чем спрашивать. Шла вперед, ни на минуту не сомневаясь, что слова появятся сами. Главное – понять, с ней Саша или нет.

    Звонить пришлось дважды. Наконец, дверь открыли. Перед ней стоял огромный мужчина лет сорока, в застиранной майке и шортах. Огромный живот был заляпан чем-то жирным.

    - Я бы хотела увидать Маргариту, – уверенно сказала Надя, остро ощутив приторный, назойливый аромат тех, что были на конверте, духов. Даже запах чего-то подгоревшего не мог его перебить.

    - И я хотел бы, – ответил мужчина.

    - А где она?

    - А я знаю? Кто ж ее, суку такую, знает? Я тут, как последний идиёт, сам себе яичницу жарю, а она даже позвонить не удостоила, тварь такая! Таки смылась она, девонька! Еще в пятницу смылась! Так торопилась, что и денюжки мои по запарке прихватила! Как вам это понравится? Ну, да не на того нарвалась! Квартиркой и рассчитается со мной!

    - Извините… Я пойду.

    - Ага, иди, девонька. Встретишь – привет от Гриши передай! Пламенный и страстный!

    Надя шла по улице, не видя перед собой ничего. Глаза застилали слезы. Что делать? Где он? Неужели, он и вправду с ней, с Маргаритой? Все в душе восставало против этого, но холодный рассудок утверждал, что исключать это нельзя.

    «Кристаллик, милый користаллик, - подумала Надя, - выручай меня. Что мне делать?»

    Кристалл, естественно, молчал. Надя вышла по дворцовую площадь и медленно пошла по ней, переполненная сомнениями и отчаянием.

    - Экскурсии, экскурсии! Экскурсия в Петродворец! Через десять минут отправляемся! – раздавался усиленный мегафоном голос красивой женщины лет пятидесяти.

    - Девушка, быстрее к кассе, а то не успеете! – прокричал мегафон, - это я вам, вам говорю, девушка с грустными глазами!

    Надя почему-то сразу поняла, что это говорили ей. Она кивнула и быстро пошла к кассе. Зачем? Она сама не знала. Просто ей хотелось убежать куда-нибудь. От всего и от всех, а главное – от себя…

    Экскурсовод была на высоте! Пока ехали, Надя узнала много нового для себя о городе, о его истории. Когда все будет позади, нужно будет обязательно проехать с Сашей во всем этим экскурсионным маршрутам, подумала Надя и на глаза снова навернулись слезы. Зажав ладонями кристалл, она закрыла глаза, стараясь вспомнить самые приятные минуты из тех счастливых дней, что они провели в Доме отдыха. У нее ничего не получалось. Каждая минутка, проведенная там, была приятна… Надя и не заметила, как заснула.

    Снилось странное. Почему-то приснилось, что она в школе и отвечает на уроке химии. Вопрос – таблица Менделеева.

    - Ну и что? Не выучила? – почему-то издевалась над ней ее любимая «химичка», - а может быть, тебе съездить туда, где он жил? Посмотришь на дом его, на деревья, что он посадил и тебе станет стыдно, а? Или не станет? Или тебе яхтклубы, яхты дорогие, да миллионеров к ним подавай? Не до учебы? Да?

    - Выходим! – разбудил ее голос экскурсовода.

    Народ высыпал из автобуса, и экскурсия направилась в сторону Петродворца. Надя не пошла за ними, а вместо этого пошла вдоль красивой, недавно отреставрированной ограды. Когда ограда закончилась, Надя продолжала идти и вскоре оказалась на перекрестке. Дорога шла вниз, в сторону залива. Надя пошла по ней. Слева были какие-то небольшие старинные особняки, а справа – недавно построенные длинные двухэтажные здания с рядами больших ворот.

    Проходя мимо ворот последнего из особнячков, Надя вдруг остановилась, открыв от изумления рот. Справа от двери проходной висела табличка «Центр регулирования движения судов «РАСКАТ». Главное же, что поразило ее, было слева от двери. Литая чугунная табличка сообщала о том, что здесь, в этом доме жил и работал Д.И.Менделев…

    Видимо, так, с открытым ртом Надя стояла довольно долго, потому что дверь открылась, и из нее вышел охранник в форме.

    - Вы что-то хотели? - спросил он.

    - Нет, нет! Спасибо! А… яхтклуб отсюда далеко? - неожиданно для себя самой спросила Надя.

    - Да вот же, метров сто еще вниз и вправо дорога будет. Она как раз к пирсам яхтклуба и ведет.

    Действительно, за этими двухэтажными зданиями раскинулась большая стоянка яхт-клуба. Надя достала из сумочки Сашину фотографию и, протянула ее пожилому вахтеру у шлагбаума на въезде на территорию яхтклуба.

    - Не встречали?

    - Нет, девонька, не встречал. Кто такой?

    - Муж. Пропал он…

    - Ох, беда… Походи, поспрашивай, может кто и видел. Надя обошла почти все пирсы. Никто ничего не видел. Лишь на одном красивом белом катере мужики как-то странно переглянулись, и ушли во внутрь, когда Надя показала им Сашину фотографию.

    Обойдя последний пирс, Надя медленно шла к выходу со стоянки. Слезы душили ее.

    - Эй, красавица, - окликнули ее с того катера, - а зачем он тебе, почему ищешь?

    - Муж это мой, пропал он.

    - Му-уж… - протянул старший, - Если муж, то наверное найдется, если другую не подыщет, конечно!

    Тот, что помоложе, рассмеялся.

    «Уроды!» - подумала Надя и ускорила шаг. На катере зазвонил мобильный телефон.

    - Да, слушаю, - ответил на звонок старший, - да, да… Есть, все понял. Ждем, готовы.

    - Эй, красотка, погоди! – раздалось за спиной. Надя ускорила шаг.

    - Да стой же, тебе говорят! Или тебе не интересно о мужике своем узнать?

    Надя остановилась и обернулась к кричащему, готовая в любой момент убежать,

    - Что вы хотите мне сказать?

    - Лети на Финляндский вокзал. Там твой мужик. Да побыстрее, не то заберут другие девки. В цене он нынче!

    - А что ему там делать? Вы смеетесь надо мной?

    - Да лети же скорее, дура-девка! Да нас потом вспомнишь, может пивком угостишь когда-никогда. Вон, такси подошло, кого-то высаживает. Беги, пока не перехватили!

    * * *

    Александр уверенно шел по вокзалу, ощущая спиной, что «ребята» не отстают ни на шаг и готовы ко всему.

    Остановился он как раз напротив двери с табличкой «Пост милиции», метрах в трех от двух милиционеров в бронежилетах. У одного из них на груди был автомат. Один из «ребят» достал мобильник и позвонил. Затем он передал трубку Александру.

    - Это Иван Иваныч. Я слушаю вас, - раздалось в трубке.

    - Ноутбук перед вами? - спросил Александр.

    - Да, передо мной.

    Шаг за шагом, Александр рассказал, где найти файл с кодом и как его открыть. Когда все было передано, в трубке раздались гудки – на том конце положили трубку. Минут через пять мобильник в руках моего охранника ожил. Выслушав, что ему говорят, он не сказал ни одного слова и, внезапно повернувшись, пошел к выходу. За ним пошли и остальные двое. Александр остался один. Сама мысль о том, что его никто не «пасет», что он свободен и, что самое интересное – богат, никак не могла устроиться в его голове. Нужно было успокоиться. Он прошел в зал ожидания и подошел к стойке. Кофе был крепкий и ароматный. Минут десять он смаковал кофе, с трудом собирая мысли и впечатления во что-то более или менее стройное. Помаленьку успокаиваясь, он ощутил сильнейший голод. Допив, пошел к выходу, и уже хотел взяться за ручку двери, когда услыхал громкий женский крик.

    - Саша! Сашенька, я здесь!

    - Надя, Надюшка моя хорошая! Почему ты здесь? Как ты?

    - Да я-то ничего, - смеясь и покрывая его лицо поцелуями, ответила она, - ты-то как? Где ты был?

    - Потом, Надюша, все потом, а сейчас мы с тобой пойдем обедать. Я такой голодный, что даже тебя могу съесть!

    - Ой, а я ничего не готовила, - со слезой в голосе сказала Надя.

    - И не нужно! Тебе вообще не придется готовить, я думаю.

    - Это почему? – с подозрением заглянув в его глаза, спросила Надя.

    - Все дома расскажу, а сейчас – обедать. Вот, только к банкомату подойду, денюжек сниму маленько.

    - А откуда карточка? – удивленно и даже обеспокоенно спросила она, - я же ее дома оставила, да и все равно, на ней почти ничего нет.

    - А у меня другая. Постой здесь, я быстро.

    Александр быстро подошел к одному из нескольких банкоматов и вставил карточку. Запросив баланс, он замер, пораженный тем, что было отпечатано в появившейся из прорези бумажке. Александр не в силах был оторваться от бесстрастных цифр. Банкомат сообщал, что на его счете имеется восемь миллионов, триста тысяч и еще четыреста пятьдесят пять долларов…

    - «Спокойно, только спокойно», - успокаивал себя Александр, но сердце сильно стучало, отдаваясь в висках. Ноги были как ватные.

    - Что-то не так? – словно разрыв гранаты, неожиданно раздался за спиной голос Нади.

    - Нет, все нормально, - еле шевеля губами, ответил Александр и стал нажимать кнопки.

    Банкомат послушно заурчал и выдал пять тысяч долларов сотенными бумажками.

    - Ой, - как-то сдавленно сказала Надя, впервые в жизни увидевшая такое количество долларов.

    - Тихо, тихо, Надюш! Я все тебе сейчас объясню. Идем на улицу.

    Выйдя из вокзала, они прошли в скверик и там сели на скамейку. Постепенно, шаг за шагом, Александр рассказывал о том, что с ним произошло. Надя не прерывала его, лишь иногда реагируя тихими восклицаниями.

    - Я знала, я знала, что с тобой что-то случилось, - сказала она, дослушав его рассказ до конца, - я сразу не поверила твоей записке. Не мог ты так со мной поступить!

    -Я очень надеялся на это, Наденька, любимая моя!

    - И что мы сейчас будем делать со всем этим?

    -Прежде всего, мы идем обедать, а потом – домой. Ты мне расскажешь, что было с тобой все эти дни, и мы подумаем как следует обо всем, что с нами случилось!

    - Ага… Саш, но мне все равно страшно…

    - Ты знаешь, мне тоже, но у меня нет возможности вернуться в тот момент, когда Марго пришла в наш дом… Ну, а уж если мы оказались во всем этом, то путь уж будет так, как оно есть сейчас. Думаю, нам нужно будет подумать, как обезопасить деньги - перевести их на другой счет, о котором они не знают.

    - Ты прав! И сделать это нужно как можно быстрее! А в каком банке счет, знаешь?

    - Конечно.

    - Тогда давай, сразу же сделаем дело, а пообедать сможем и потом!

    - Ты у меня страсть, какая деловая женщина!

    - Да и ты совсем не рохля, - засмеялась Надя.

    Позвонив в справочную и выяснив, что представительство банка находится совсем рядом, в паре кварталов, они с удовольствием пошли по залитой солнцем улице, держась за руки.

    Встретили их довольно прохладно, но когда худой, прыщавый клерк просканировал карточку и взглянул на экран, выражение его лица тут же изменилось. Он засуетился, позвал девушку, стоящую поодаль и вокруг закрутилась легкая карусель. Их пригласили в комнату с блестящими буквами «VIP» на двери. Мягкие кресла, столик из дорогого дерева. Следом за девочкой с чашками кофе, вошел мужчина в дорогом костюме и представился старшим менеджером.

    Александр объяснил, что он хочет открыть новый счет и перевести на него деньги с имеющегося счета. Менеджер, не стирая с лица натренированной улыбки, кивал и делал пометки в блокноте.

    - А с этого счета все деньги перевести или немного оставить? На выпуск новой кредитной карточки понадобится какое-то время.

    - Пожалуй, оставьте тысяч сто.

    - Хорошо. Тогда я сейчас помогу вам заполнить все необходимые документы.

    - Будете ждать здесь или погуляете часик – полтора? – спросил менеджер, когда все документы были заполнены и подписаны.

    - Погуляем, - ответил Александр, - пойдем пообедаем.

    - Приятного аппетита, - расплылся менеджер в сладчайшей улыбке.

    Вернулись они через два часа. Их уже ждали. Деньги были переведены. Карточку обещали сделать через пару дней. Это вполне устроило Александра и Надю. Выйдя из банка, они пошли по улице. Проходя мимо большого супермаркета, решили взять кое-чего домой. Уже на выходе, Александру пришла в голову мысль – проверить, сколько осталось на карточке и работает ли она. Он подошел к одному из банкоматов и вставил карточку. Баланс. Шок! На ней было девять миллионов…

    - Нужно позвонить в банк, - сказала опомнившаяся раньше Надя.

    - А откуда… - начал было, но тут же осекся Александр, и они пошли в отдел, где на витринах было множество всевозможных мобильных телефонов. Там же можно было их подключить.

    - Алло! Это ваш клиент, мы только что делали операцию по…

    - Да-да, я вас узнал по голосу. Я слушаю вас.

    - Вы действительно перевели деньги на новый счет? Они действительно туда ушли?

    - Да, конечно, я сам все сделал и проверил. Деньги на новый счет поступили. А вы в чем-то сомневаетесь?

    - Нет, нет! Это я так…на всякий случай…

    - Не волнуйтесь, все прекрасно и деньги ваши никуда не делись, лежат на вашем счете!

    - Надюш… На счет поступили новые деньги… И я, кажется, догадываюсь откуда…

    - Откуда?

    - Дело в том, что я прописал это в программе на ноутбуке – переправку на мой счет десяти процентов от снимаемой ими суммы. При этом сразу уничтожается запись об этом на сервере, вот и все… Я ошибся, запрограммировав уничтожение жесткого диска на ноутбуке только через сутки, а не сразу же после операции по переводу… Я не подумал, что они успеют сделать это не один раз… У них оставалось совсем мало времени…

    - Саш, а ты всегда так ошибаешься в работе? - рассмеялась Надя.

    - Бывает! Правда, до сих пор за ошибки только ругали. Денег мне за это еще ни разу не платили!

    Через неделю в «Вестях» промелькнуло сообщение, что в Финляндии группа преступников безуспешно пыталась изощренным способом, путем внедрения в систему безопасности, ограбить коммерческий банк. Эта попытка была пресечена службой безопасности банка. По сообщению журналиста, злоумышленников случайно обнаружили в одном из помещений банка за попыткой войти в главный сервер банка. В преступную группу входили бывшие военные, работник банка и женщина, предположительно гражданка России. Во время задержания основной группы в загородном особняке, преступники оказали ожесточенное вооруженное сопротивление и были уничтожены подоспевшим подразделением полиции.

    Госпожа Инга совершенно не удивилась, когда через неделю Александр и Надя вместе принесли ей кейс с деньгами. Она приняла его спокойно, как должное и, пожелав им счастья, пообещала, что жизнь их будет долгой и счастливой.

    - Я за этим присмотрю! А кристалл… Ты оставь его себе, - жестом остановила она Надю, которая хотела снять его с шеи, и улыбнулась на удивление приятной улыбкой, - носи его. Если очень понадобится совет – просто сделай, как учила, и будет тебе совет. И осторожно, не давай детям играться с ним. Могут проглотить!

    - Нет, ты поняла, - спросил Саша, когда они вышли из подъезда, - насчет детей?

    - Еще как поняла, – улыбнулась Надя, - отлично поняла!

    - Так в чем же дело? Есть предложение ехать домой и вплотную заняться этим вопросом!

    - Сань, я это… хотела тебе вечером сегодня сказать, но, раз уж так, сейчас скажу. Тест вчера купила… Положительный он оказался...

    - Ур-ра! – громко закричал Саша и, подхватив ее, закружился с ней по тротуару, изрядно перепугав двух старушек, идущих за ними, - я люблю тебя, Надюшка!

    Виктор Федоров.